Штрафной изолятор для несовершеннолетних

Штрафной изолятор для несовершеннолетних

Центр содействия реформе уголовного правосудия

Основные типы пенитенциарных учреждений для несовершеннолетних заключенных:

Дом ребенка (ДР)

– учреждение для детей от рождения до трех лет (в исключительных случаях – до четырех), матери которых осуждены к лишению свободы. ДР иногда называют ДМР – Дом матери и ребенка.

Спецшколы и СПТУ

– воспитательные учреждения закрытого типа для несовершеннолетних, совершивших общественно-опасные деяния. За воспитанниками установлено круглосуточное наблюдение; они не могут выйти из учреждения без разрешения администрации, территория охраняется; их вещи, получаемая корреспонденция, бандероли, посылки досматриваются. В спецшколах содержатся правонарушители от 11 до 14 лет, в СПТУ – от 14 до 18 лет. Значительная часть детей и подростков попадают в спецшколы и СПТУ по решению административных органов – комиссий по делам несовершеннолетних при местных органах исполнительной власти, а не суда. При рассмотрении вопроса о наказании подросток лишен права на защиту, на адвоката, не обязательны обычные для судебного следствия процедуры, у него нет права апелляции. Срок наказания в спецучреждениях произволен, он может продлеваться по представлению администрации учреждения до трех лет. Большая часть подростков спецшкол и СПТУ отбывает наказание вдали от дома, что затрудняет контакты с семьей, родными. В 39 регионах России действуют 34 спецшколы и 16 СПТУ (из них 4 СПТУ и 2 спецшколы для девочек). В 90-е годы количество воспитанников спецшкол и СПТУ колебалось в пределах от 5 до 15 тысяч человек. По условиям содержания, режиму изоляции, социальному микроклимату, принудительному характеру труда большинство этих учреждений мало чем отличается от ВК.

Спецшколы и СПТУ находятся в ведении Министерства образования РФ, отдел специальных учебно-воспитательных учреждений Главного управления реабилитационной службы и специального образования.

Центр временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНП)

– в просторечии спецприемник, приемник-распределитель. Обычно сюда помещают бездомных, сбежавших от родителей или брошенных ими детей, а также задержанных милицией детей, личность которых не удается установить в течение суток. В ЦВИНП могут оказаться дети самого разного возраста: от младенчества до 18 лет. Официальной статистики по учреждениям этого типа не существует.

Изолятор временного содержания (ИВС)

– учреждение закрытого типа для задержанных на месте преступления, подозреваемых в совершении преступления и т.п. По действующему законодательству помещать в ИВС могут подростков, достигших 14 лет; несовершеннолетние должны содержаться отдельно от взрослых, женщины – отдельно от мужчин. Обычно ИВС не оборудованы прогулочными двориками, кухней, душем, заключенным не выдают постельного белья. Срок содержания в ИВС не должен превышать 3-х суток, но может быть продлен до 10-ти, а в особых случаях – до 30-ти суток. Из ИВС арестованного либо освобождают, либо по санкции прокурора переводят в следственный изолятор – СИЗО. Кроме того, в ИВС содержат обвиняемых, доставленных из СИЗО для проведения следственных действий или судебного разбирательства. Учреждения этого типа более известны под старым названием КПЗ (камера предварительного заключения). Годовой поток через ИВС доходит до 4 миллионов человек, среднеежедневная численность заключенных в 1997 г. – 65 тысяч. Статистика по несовершеннолетним заключенным в ИВС не ведется. По нашей оценке, относительное количество несовершеннолетних заключенных в ИВС составляет 5–6%.

ЦВИНП и ИВС находятся в ведении ГУООП (Главное управление охраны общественного порядка) МВД РФ.

Воспитательная колония (ВК)

– учреждение для несовершеннолетних заключенных, осужденных к лишению свободы. В ВК содержатся несовершеннолетние (от 14 до 18 лет), приговоренные судом к лишению свободы. По новому УК РФ суд может направить в ВК и осужденных возрастной группы от 18 до 20 лет. Кроме того, при хорошем поведении администрация может оставлять в колонии воспитанников, возраст которых не превышает 21 года. Количество заключенных в одной ВК от 200 до 700 человек.

Территория ВК огорожена забором, несколькими рядами колючей проволоки, между ними – вспаханная полоса земли (“запретка”). Массивные двойные ворота для въезда автотранспорта, между воротами тамбуром – площадка, на которой останавливают для досмотра и проверки машины. Вышки (правда, охранники не как у взрослых – без автоматов), сигнализация и другие устройства для предупреждения побегов. Внутри колония разбита на несколько разгороженных участков. Два главных – промзона (производственные помещения) и жилая зона. Между ними тоже забор и колючая проволока. Жилзона, в свою очередь, разделена заборами на локальные участки: школа и ПТУ за забором, баня за забором, заборами ограждены общежития (заключенные называют их “бараками”), в каждом из которых располагается от 70 до 150 воспитанников. На территории жилой зоны обычно имеется столовая, клуб, библиотека, амбулатория (медчасть), иногда небольшой стационар (на 10-30 человек), штаб, в котором расположены помещения для административных работников. Дом свиданий, для краткосрочных (от 2 до 4 часов) и длительных (от 1 до 3 суток) свиданий. В некоторых ВК имеются спортивные площадки. Как и в лагере для взрослых, на малолетке есть внутренняя тюрьма – ДИЗО (дисциплинарный изолятор) – для нарушителей дисциплины: полутемные, сырые камеры с голыми стенами, окном с рядом решеток и шконкой. Спальные комнаты в общежитиях рассчитаны на 20-50 человек. Кроме спальных комнат в общежитии на каждые 70-100 человек (“отряд”) предусмотрены: комната для хранения личных вещей; раздевалка (для верхней одежды); комната для приема пищи (с устройством для кипячения воды, шкафами для продуктов); “красный уголок” (прежнее название – “ленинская комната”), где обычно проводятся политзанятия и культурно-массовые мероприятия, установлены столы, полки для книг, радиодинамик, телевизор (если он имеется); в тех случаях, когда в ВК есть канализация – туалет.

Новым уголовно-исполнительным кодексом (действует с 1.07.97) для ВК установлена норма жилой площади 3,5 кв.м на одного человека (у взрослых – 2 кв.м). В дневное, свободное от работы и мероприятий время заключенные имеют право выходить из общежития на “локальную зону” – небольшую, огражденную забором площадку перед общежитием. По остальной территории колонии заключенные могут передвигаться только колонной (строевым шагом, иногда с песней) или, при получении разрешения от администрации, строем в несколько человек.

Виды ВК и условия содержания: общего режима – для подростков, осужденных к лишению свободы впервые; для девушек (независимо от того, впервые или нет); усиленного режима – для подростков, ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы.

В ВК и общего, и усиленного режимов воспитанники разделены (с 1.07.97) на 4 категории, каждая из которых содержится в разных условиях: обычные, облегченные, льготные, строгие. Они отличаются по режиму, количеству посылок, передач, свиданий и т.п. По новому УИК право на условно-досрочное освобождение имеют только воспитанники, которые находятся на льготных условиях содержания. Согласно УИК воспитанники льготного режима могут проживать в общежитиях за пределами ВК. Но пенитенциарная система не располагает средствами, чтобы это право несовершеннолетних соблюдалось в полном объеме. Зато для создания строгих условий содержания (запираемые помещения, куда изолируются от остальных воспитанников “злостные нарушители режима содержания”) необходимые средства почти всегда находятся.

Следственный изолятор (СИЗО)

– учреждение, предназначенное для содержания под стражей арестованных, в отношении которых судебный приговор не вступил в законную силу.

ВК, СИЗО и ДР находятся в подчинении ГУИН (Главное управление по исполнению наказаний). С сентября 1998 г. это управление подчинено Минюсту РФ.

Каковы же сейчас условия содержания в СИЗО?

Утро в изоляторе начинается в шесть утра.

В каждом корпусе раздается звук электрического звонка, оповещающего о подъеме.

  1. Для малолетних преступников.
  2. Для подследственных.
  3. Для осужденных, которые ждут этап.
  4. Женский корпус.
  5. Санчасть.
  6. Усиленно охраняемый корпус содержания приговоренных к пожизненному заключению.

Женщин заключенных гораздо меньше, чем мужчин, поэтому для них не предусмотрено два корпуса (осужденные и заключенные), но в камерах они должны находиться разных.

С малолетними подследственными в камере обязательно находится один взрослый осужденный. Обычно, это человек, совершивший нетяжкое преступление, снискавший расположение администрации и допущенный отбывать срок наказания здесь же, в изоляторе, исполняя роль «бати» в камере малолеток.

Читайте также:  Передача материалов на сторону документы

Санчасть

В санитарной части расположено несколько палат-камер, где, при надобности, «зеки» получают медицинскую помощь или стационарное лечение.

В определенные дни в санчасти дежурят доктора разных специальностей: терапевты, дерматологи, стоматологи, окулисты.

К ним заключенные могут заранее записаться на прием у фельдшеров, которые несут вахту круглосуточно. Дежурного фельдшера, при ухудшении состояния здоровья, можно вызвать к больному в любое время. После осмотра он решает, нужно ли переводить человека в палату или достаточно будет проведенных на месте манипуляций.

В особо тяжелых случаях, сильном ухудшении состояния, фельдшер показывает госпитализацию. После этого, инспектор охраны передает просьбу на коммутатор, где старший смены вызывает скорую помощь и формирует сопровождающий конвой.

Распорядок дня и питание

Вернемся к режиму в следственных изоляторах. Через полчаса после подъема к каждому корпусу подносят завтрак. Поварами, раздатчиками, уборщиками, электриками и сантехниками работают осужденные, которые остались отбывать сроки наказания в СИЗО.

Завтрак, как и обед с ужином, состоит из первого и второго блюд, а также чая. На первое подают суп, щи или борщ, на второе – кашу. В некоторых изоляторах кормят довольно сносно, в других – хуже.

Таким заключенным готовят еду отдельно. В диетическом меню присутствуют яйца, творог, молоко, соки, курица и говядина. Зачастую «зеки» просто пускаются на ухищрения, чтобы получить улучшенную пайку.

После завтрака, в 8 – 9 часов, у инспекторов пересменка. Приступившие к работе инспектора, во главе с «корпусным» (главный по определенному корпусу) обходят камеры с заключенными. В процессе обхода записываются все пожелания, требования, жалобы и просьбы. Это могут быть: вызов сантехника, электрика, ремонт нар, санузла, просьба о выдаче другой постели и др. Сотрудники в это время визуально оценивают состояние «зеков».

Весь дальнейший день насыщен делами. Каждый делает свою работу. Местные оперативные работники, адвокаты, приезжающие с райотделов следователи вызывают заключенных для бесед или следственных действий. Бригада местных охранников-конвоиров сопровождает их в пределах СИЗО.

За пределы изолятора (на суды, в колонии, на следственные эксперименты) сопровождает другая служба конвоя. Приговоренных к пожизненному заключению (пыжиков) конвоирует особая, специализированная группа. Бойцы экипированы в бронежилеты и защитные шлемы.

На это время людей выводят из камеры в специальное помещение – «отстойник», где они находятся все время, пока не закончится обыск. Целью его проведения является выявление у заключенных запрещенных вещей: телефонов, наркотиков, денег, записок сообщников.

Прогулка и баня

Каждый день положено проводить часовую прогулку на свежем воздухе. Несколько камер поочередно выводятся в прогулочные дворики (помещения с бетонными стенами, железной дверью и решеткой вместо потолка).

То же самое касается и выводов в баню. Они происходят раз в неделю. Поэтому, если кто-то отказывается туда идти и остальным нужно выбрать того, кто с ним останется, то сотоварищи очень доходчиво объясняют не желающему, что чистота – залог здоровья.

Передачи

Прием передач от родственников проводится в специальном помещении. Сначала пишется заявление с перечнем продуктов и вещей, их количеством или массой. Затем, в порядке очереди, по вызову, родственник подходит к окошку и подает инспектору вещи по списку.

Много чего «половинится» пока доходит по назначению, поэтому лучше передавать штучные, а не весовые продукты. Краткий перечень запрещенных к передаче вещей и продуктов:

  • алкоголь;
  • пища домашнего приготовления;
  • скоропортящиеся продукты (майонез, кетчуп). Это осталось с прежних времен, видимо. У нынешних майонезов огромный срок годности;
  • консервация в стеклянной посуде (можно выложить в пакетик);
  • домашние мясные заготовки;
  • ножи;
  • ложки из нержавеющей стали;
  • стеклянная и фарфоровая посуда;
  • шнурки, ремни, веревки;
  • дезодоранты;
  • опасные бритвы;
  • одноразовые станки и иголки передаются условно. Они хранятся у инспектора, выдаются по необходимости и сразу же забираются.

«Малолетка»

Для несовершеннолетних заключенных выделяется самый комфортный корпус (лучше отапливаемый, с отсутствием крыс и тараканов). Еда для них готовится отдельно, более сытная и вкусная. В помещении расположены классные комнаты, где проводятся уроки.

Имеется постоянный доступ в комнату психологической разгрузки, в которой можно посидеть наедине с собой, послушать музыку или пообщаться с психологом. Возможность ходить в баню есть каждый день.

Порядки в СИЗО таковы, что беспредела в камерах почти нет – за этим следят «бати». Относятся они к этой обязанности ревностно, так как за любое ЧП во вверенной «хате», он пострадает больше всех. Надзирателю, максимум влепят выговор и лишат премии, а вот «батю» отправят по этапу, досиживать срок в колонии. А в преступном мире очень не любят тех, кто работает на администрацию и доехать до места назначения в хорошем здравии будет проблематично.

Конец рабочего дня

Вечером движение в изоляторе стихает. Оперчасть и администрация расходятся по домам, остается только дежурная смена. Заключенные, уезжавшие на суды, возвращаются в камеры. Инспектор разносит почту и забирает письма, подготовленные к отправке. Письма заключенные отдают в незапечатанных конвертах. Хозобслуга собирает мусор в камерах и наступает время ужина. Затем время досуга. Можно посмотреть телевизор, послушать музыку, полежать.

Отбой

Об отбое оповещает все тот же звонок в 22.00. Заключенные должны лечь спать. Но в СИЗО ночью жизнь только начинается.

Зеки перекрикиваются, звонят по мобильным (полученными в передаче или принесенными сотрудниками за отдельную плату), при помощи длинных веревок («коней», «дорог») передают из камеры в камеру различные предметы (телефоны, сигареты, записки или просто еду). Такая вакханалия продолжается до утра. С наступлением рассвета, утомленные своими делами заключенные, ложатся спать.

Полезное видео

Еще несколько моментов, о режимах в СИЗО, вы можете узнать из видео ниже:

24 июня Госдума, скорее всего, примет во втором и третьем чтениях «антитеррористический» пакет, внесенный депутатом Госдумы Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым. Инициатива предполагает, в том числе, снижение возраста уголовной ответственности по ряду статей с 16 лет до 14-ти. По просьбе «Медузы» журналистка «Эха Москвы» Дарья Пещикова поговорила с теми, кто побывал в колониях для несовершеннолетних — о том, как государство перевоспитывает подростков.

Икшанская воспитательная колония (сейчас закрыта), сидел с 1999-го по 2001-й

На «малолетке» была своя иерархия. За порядком смотрели активисты. После рядовых активистов шли фраера. И еще выше — борзые. У нас их было пять, по одному на отряд. Это старшие активисты. Один из них был рогом зоны, смотрящим за всей зоной.

В актив можно было самому пойти. Если ты нормальный, тебя брали. Не брали «обиженных» — ну, то есть тех, кто выполнял женские роли, скажем так. На «малолетке» такими были в основном по беспределу изнасилованные. Я в актив не пошел, потому что не могу бить людей ни за что.

Вся эта иерархия была выгодна администрации. Администрация никогда не трогала, а активисты били за все. То есть вообще за все. И спрятаться было нельзя. Например, если в наряде в столовой чего-то накосячишь, заводили в хлеборезку, брали веселку (это такая похожая на весло большая лопата) и били. За двойки получали — если плохо учился или плохо себя вел, учителя говорили старостам. А старосты были активистами. И с тобой потом в отряде беседовали. Беседовали в кавычках. И где-то раз в полгода была «профилактика» — активисты просто били всех, чтобы страх не теряли.

Чем больше лютуешь, когда ты в активе, тем больше шансов потом подняться по этой иерархии. Я видел, как такая туша в 80 килограммов прыгала на голове у парня 14-летнего, который весил где-то 40 килограммов. Был еще один парень, очень правильный. Он бунтовать решил, но подельники впарили, сдали. В итоге активисты его избили и «обидели». Просто жизнь парню сломали.

Читайте также:  Приглашение в россию для граждан германии

Из-за этого всего двое ребят из Икши решили бежать. То есть они даже не хотели никуда убегать, а просто на забор залезли, чтобы им добавили срок. Лишь бы оттуда увезли.

Правозащитники приезжали колонию проверять. Ну, а чего? Они заходили, спрашивали: «Ребята, как вы тут живете?» И все в один голос: «Хорошо!»

Учили только до девятого класса. Параллельно мы занимались в ПТУ. И так получилось, что я условно-досрочно освободился, два экзамена экстерном в школе сдал, на один потом приезжал, а на один не поехал. Неинтересно мне все это было уже. Я только недавно ездил туда в Икшу, там же уже нет больше «малолетки». И экзамен я так и не сдал. В общем, нету образования, а ПТУ есть. Вот в чем прикол. Можно на работу и так устраиваться. Хотя образование дальше получить не получается, хотя было такое желание.

Я сел за угон — ну, не то чтобы машину угнали, просто взяли покататься. 15 мне было, когда нас поймали, а посадили уже в 16. А после освобождения через год опять посадили. Уже на взрослую. Я точно так же угнал машину. «Малолетка» совсем не исправляет. У меня настолько просто крышу снесло, что я на свободе ходил и никого, ничего не боялся, я себя считал бессмертным, вот реально, потому что я выжил после этого всего. Ни одна наша исправительная система не работает. Я после второго раза взялся за ум, потому что моя жена забеременела — перед тем, как меня второй раз посадили. И когда я освободился, мне было ради чего на воле оставаться.

Работаю на одном месте уже девять лет, но руководству о судимости не говорил, а они не пробивали. Хотя многие из-за судимости не могут долго никуда устроиться.

Пермская воспитательная колония, сидел с 2008-го по 2010-й

Очень сложно все в деталях рассказывать, на словах не прочувствовать то, что было. За малейший косяк могли выкинуть с четвертого этажа. Помню, парень случайно взял чужой пакетик чая, так его за это избили до крови, потом завернули в сырую простынь с солью — и дальше били. Или, например, наудачу выбивали кадык и резко вставляли обратно, а администрации было пофиг на это — до тех пор, пока прокуратура и правозащитники не взялись после жалоб родителей. Было так, что мама к ребенку приезжала, а он весь в синяках или еще хуже — инвалид. Избивали и начальники, и блатные. Учились все отлично, потому что активисты чуть что — били.

Не было никакого режима, был беспредел со стороны ментов. Делали так, чтоб им удобно было. Я как-то ночью пошел покурить в туалет, и как раз был обход. Меня за это в одной пижаме зимой закрыли на всю ночь в прогулочный дворик. УДО [условно-досрочное освобождение] давали тем, у кого были деньги. Чтобы уйти по УДО, нужно было выделить на ремонт чего-то — или плазму, например, операм купить.

Летом 2009 года мы начали бунтовать, так в колонию завели ОМОН и забили всех до полукомы, а генералы ГУФСИН смотрели, как нас колошматят, с улыбкой на лице. На следующий день ходили гуськом с песней по периметру зоны. Раньше в 18 лет они не могли меня отправить на взрослую зону, а я планировал остаться на «малолетке» до 21, но из-за бунта, как только исполнилось 18, меня и еще шестерых человек увезли.

Сидел по четвертой части 111 статьи УК (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего — прим. «Медузы»). В воспитательной колонии пробыл два года, потом перевели во взрослую, там я пять лет провел. Но на «малолетке» было сложнее. И мне кажется, что для большинства людей малолетняя колония — это реально урок, который никогда не забудешь, и будешь делать все, чтобы не попасть туда еще раз. Потому что «малолетка» — это **** [ужасно], и как-то не хочется второй раз.

Хотя сейчас в этой колонии оздоровительный детский сад и все хорошо. А когда я был — даже врачей нормальных не было. Вся колония гнила, а они разводили руками и зеленку давали. В 2012 году только стало налаживаться все.

С работой после срока сложно. У себя в городе я так и не смог устроиться. Никуда не берут, даже грузчиком. Узнают, что судим, и говорят: «До свидания». Случайно нашел в Московской области работу, сейчас тут.

СИЗО № 5 по Москве с отдельным корпусом для несовершеннолетних, сидел в 2005–2006 годах (имя изменено по просьбе героя)

Путь юного арестанта начинается на сборке. Это помещение без окон и дверей. Очень холодное, мрачное и ужасно обшарпанное помещение с одной скамеечкой. Там оставляют, пока оформляют все документы. Меня туда привезли одного. Там встретил медицинский работник — большой двухметровый киргиз. Посмотрел на мое дело, где потерпевшим проходило неславянское, скажем так, лицо. И говорит: «Скинхед?» Я начал объяснять, что я здесь ни при чем, это все ужасное стечение обстоятельств и прочее, но он подытожил: «Понятно, скинхед. Все, засуну тебя в камеру к чеченцам. Есть у нас камера специальная, мы через нее всех скинхедов пропускаем». Я думаю: ну все, капец мне. Выдали мне робу с коллекционными вшами, кружку с ложкой, которая оказалась заточена с одного конца. Я эту ложку положил отдельно, потому что ничего хорошего не ждал.

Охранник, который меня наверх вел, тоже сказал, что придется идти к чеченцам. Я мысленно приготовился — и поудобнее поправил заточку за поясом. Меня впихнули буквально в эту камеру, я огляделся по сторонам: вокруг были обычные молодые ребята, славяне, никакого ужасного впечатления они не производили. Разве что почти все в татуировках. Посмотрели на меня как на идиота: я там стоял в бойцовской позе. Они пожали плечами. Спросили: «Че стоишь-то там? Может, голодный?» Накормили меня, я рассказал им эту душещипательную историю про чеченцев, они почему-то обиделись именно на охранника, поставили сразу же кипятиться кружку с водой, позвали этого сотрудника, он засунул лицо в камеру через кормушку, и в него плеснули этим кипятком. И я сразу понял, куда попал.

Так получилось, что я сидел в самых веселых камерах — и нас периодически перетасовывали после того, как мы устраивали что-нибудь эдакое с огоньком. Прибегали «маски-шоу», устраивали нам веселые выходные на этой же самой сборке. Спускали туда с вещами — а там нет кроватей и следят, чтоб никто не присел нигде, — и потом разбрасывали по разным камерам.

Один раз перетасовали после приезда тогдашнего генпрокурора [Владимира] Устинова. Нас вывели, построили перед входом в камеру, началась перекличка, и один парень, когда его объявили, сделал шаг вперед и произнес: «Кто не танцует, тот мент». И девять дураков начали танцевать при Устинове под дружный смех и аплодисменты из других камер.

«Маски-шоу», кстати, забегали к нам иногда и по ночам — например, если замечали, что какая-то передачка шла из камеры в камеру — и щедро дубасили все, что видели. Мы сами при этом обходились почти без драк: там почти все регулируется понятиями, большинство вопросов решается на словах, более того, применение силы там запрещено, если это не какие-то особые случаи.

Читайте также:  Форма кс6а в строительстве заполненный образец

Я буквально в первый же день попросил себе татуировку. А потом и сам уже набивал другим татуировки. Чуть-чуть подтянул там свои навыки рисования. Делалось это все так: из тетрадки доставали скобу, затачивали ее и спаивали над огнем в ручку. А чернила готовили из пластмассы: поджигали ее — и копоть от горения собирали на каком-нибудь куске стекла. Потом счищали все это и смешивали с шампунем. И получались чернила.

Там, в СИЗО, все люди сразу начинают гнить из-за того что почти нет воздуха и света. И с этим ничего не делали. От всех болезней прописывали аспирин и зеленку. Лекарства с воли передавать при этом не разрешали.

Нас периодически водили смотреть какое-то якобы образовательное кино. Но в итоге мы договаривались и включали какие-то советские фильмы про тюрьму. Система воспитания не работала в принципе.

Мне дали условный срок и я вышел. Мое дело развалилось вообще. Но чтобы никому не оправдываться, почему я зря сидел, договорились, что я получаю условно и мы этот вопрос больше не поднимаем, иначе пообещали найти способ отправить меня лет на семь.

Я был студентом первого курса. Дело на меня завели после рядовой драки, к которой было привлечено особое внимание из-за неславянской внешности так называемого пострадавшего, хотя он сам лез в драку и не особо пострадал.

После СИЗО восстановился в институте, окончил его, потом работал в четырех известных федеральных изданиях. У меня с работой вообще никогда проблем не было, при трудоустройстве на вопросы о судимости отвечал уклончиво. А все остальные, с кем я сидел, насколько я знаю, ничего хорошего из себя сейчас не представляют.

Новооскольская воспитательная колония (женская), сидела с 2014-го по 2016-й

Честно, сначала было тяжело. А потом как-то я привыкла. Просто ждала, чтобы каждый день быстрее прошел. Ставила перед собой цель. Например, сегодня я отработаю, отучусь — и день пройдет.

Я вышла по концу срока. По УДО была возможность выйти, но сама профукала ее из-за своего поведения. Просто накосила сначала, а потом только подумала. Хотя благодарности я получала, у меня много поощрений там было. Меня на льготные условия перевели. Просто надо было мне раньше задуматься.

Воспитать пытаются, пытаются где-то помочь, прощают многое. Нет, ну если ты наглеешь и все равно корячишь, — естественно, обозлятся, могут наказать тебя. Могут с тобой беседу провести. На словах в основном все. Могут еще девочек сильно наказать, заставить правила внутреннего распорядка читать вместо музыки. Весь отряд тогда читает.

Мы многое через коллектив решали: девочка если накосячит — с ней поговорят девочки постарше, которые там уже дольше сидят, скажут: «Так больше нельзя, веди себя хорошо, не подставляй нас».

Я когда приехала, за мной была девочка закреплена. Она мне десять дней все показывала, рассказывала. И я потом тоже новеньким помогала. Иногда приезжали и такие, которые говорили: «Ой, мне на все пофиг, я в тюрьме». Но, честно, эти все понты там никому не нужны. С ними проводят беседы, воспитатели говорят: «Понимаешь, тебе отсюда надо выйти с хорошей характеристикой».

Мы в полседьмого вставали и в восемь шли на фабрику. Нам привозили заказы — костюмы, все остальное — и распределяли каждой девочке по операции. Было три отряда, и между ними соревнования были. Вот на производстве каждая девочка должна была стараться, чтобы ей оценку в конце недели поставили. Тогда подводится итог, у кого больше баллов — первое место, и можно заслужить поощрение. Меня сначала когда посадили, я беременная была. Рожать домой отпустили. Я из колонии на ребенка деньги постоянно переводила — то, что зарабатывала на фабрике. Где-то пять тысяч в месяц выходило.

Мне сейчас тяжело здесь, на свободе. Утром просыпаешься и понимаешь, что с тобой никто не будет нянчиться. Все сама. Я привыкла просто, что там сотрудники совет могут дать. Я до сих пор нуждаюсь в их советах.

Я вообще, честно, рада была, что меня посадили. Потому что если бы меня не закрыли, я бы не добилась ничего. А так я получила диплом швеи там и отучилась на оператора ЭВМ. Сейчас есть, куда идти.

Мне 18. В сентябре пойду в 11 класс. И работать еще иду. Устроилась в магазин спиртных напитков поблизости. Я заполнила анкету, написала, что судима. Они, оказывается, в базе сами не пробивали, потом мне сказали: «Зачем ты написала?» Но я потом поговорила с главной у них там, она спросила о планах моих. Я просто ей сказала, что не собираюсь возвращаться к своему прошлому — а посадили меня за кражу, грабеж. По десять эпизодов у нас вместе с подружкой было.

Пермская воспитательная колония, сидел с 2014-го по 2015-й (имя изменено по просьбе героя)

Всем, кто приезжает туда из СИЗО, менты сразу показывают, где их место. Что они никто и звать их никак. Заставляют чистить унитаз. И если ты его плохо моешь, то очень сильно получаешь. Ногами, руками, чем попало.

От блатных тоже можно было получить за любую мелочь, абсолютно за любую. Не так посмотрел, не так сделал. За любой косяк. В тумбочках с третьего этажа скидывали. Парни калечились. Их прятали от управы. Медики лечили, колония знала, прятали от фсиновцев. Одного парня сильно ударили, он сутки отходил, у него очень болела голова, его рвало, тошнило, потом чего-то вообще сознание потерял. Его на вольную больницу вывезли, он месяц в коме пролежал. Там кипеш начался, управа поехала в зону, а опера все преподнесли так, что он сам упал. Но парень из комы вышел в итоге.

Правозащитники когда приезжают, ничего не находят. Если ты им что-то рассказал — все, считай, попал конкретно. Ты себе сразу можешь перечеркнуть много чего. Убить — не убьют. Летальный исход может быть только неумышленно, если хотят сильно побить, а получается слишком сильно.

Лист успеваемости висел у нас на втором этаже в школе. И двойку получил — тебя сразу вносят в этот табель. Потом приходит кто-то из начальства с тем же «жиром», блатным зеком. И все, «жир» берет табуретку в руки деревянную, залазит на стол. Ты идешь в отделение, берешь робу, кладешь ее на голову. И он прыгает, табуретка в щепки, ты падаешь, и у тебя аж кровь изо рта идет.

Но это сейчас получше стало, раньше вообще была жесть. Контингент меняется. Потому что после этой «малолетки» надо ехать во взрослую колонию. А там за весь беспредел потом спрашивают. Там взрослые люди, и они это не одобряют. Если ты на «малолетке» кого-то хоть пальцем трогал, ты туда приедешь и очень пожалеешь об этом. Раньше телефонов, связи, ничего не было, а сейчас все есть, поэтому все знают, что их ждет, взрослые советуют, как правильно все сделать, чтобы не было проблем. Но все равно есть такие, которые на это клали.

Никакого перевоспитания на «малолетке» нет, там воспитывают, наоборот, криминал в большинстве случаев. Вот мне это не понравилось, и я больше туда не хочу. Я сел за грабеж, а как вышел, год не мог найти работу. Но это не из-за судимости, просто нет работы. Но уже устроился, первый месяц работаю сейчас. Кто не находит — видно, плохо ищет.

Ссылка на основную публикацию
Штраф за курение на вокзале
Можно ли курить электронные сигареты на вокзале? С 2014 года, когда в действие вступил закон от 2013-ого, проводницы стали торговать...
Что относится к прямым и косвенным налогам
Налог представляет собой финансовое обязательство юридического или физического лица перед государством, подлежащее исполнению в установленные сроки. Фискальная система подразделяется на...
Что относится к уставным документам юридического лица
Общество с ограниченной ответственностью – это юридическое лицо, которое самостоятельно участвует в гражданских правоотношениях. Учреждают ООО собственники бизнеса, и их...
Штраф за ловлю раков в ростовской области
Сегодня вы узнаете где запрещается ловить в нерест рыбу, суточные нормы, допустимый размер, сроки запрета и наказание (штрафы от 2...
Adblock detector